Articles

The future election will be without hands in Ballot drop boxes,but with the feet on the streets.


Рано или поздно граждане Армении будут реализовывать свое избирательное право не руками у урн, а ногами на улице

Интервью члена инициативной группы Движения ‘Сардарапат’, системного аналитика Гарегина Чугасзяна информагентству АрмИнфо

В ходе своего выступления на одном из семинаров “Сардарапата” Вы отметили необходимость смены власти в Армении  посредством  так называемой прямой демократии. Насколько это возможно в условиях армянского менталитета и мышления?

Любая демократия представляет собой определенный баланс между формами прямой и представительской демократии. Сложность представления прямой демократии в Армении не сложнее представления демократии в Армении в целом. Если возможно одно, то должно быть возможным и другое. В частности, опыт 1988 года является именно армянским опытом прямой демократии. Наше движение предполагает осуществить эту идею в Армении посредством оказания активного содействия росту всех точек, где вырабатывается сопротивление в отношении произвола властей.   

Каким образом? “Сардарапат” ведь не собирается участвовать в предстоящих общегосударственных выборах

Все начинается с различных мелких форм общественного сопротивления. Мы уважаем и видим все эти точки, где общество каким-то образом может выражать свое недовольство беспределом системы власти. Пример арабских революций для Армении это конечно не панацея, но, тем не менее, он весьма поучителен. Конечно, у нас у самих есть свой опыт и история сопротивления. Арабский же опыт сопротивления это новейший опыт, отличающийся от других форм сопротивления, новыми его формами, выявленными в ходе движений в арабских странах. В этом смысле Арабская весна всего лишь олицетворяет новый этап в истории сопротивления человечества произволу властей. Одной из таких новых форм является второстепенность политических партий, их отсутствие в качестве лидеров возглавляющих движение и агрегацию сопротивления, к примеру, в том же Тунисе или Египте. Я думаю, что это уже стало актуальным не только для арабских, но и для европейских стран. В последние месяцы мы видели подобные движения даже в Испании. То есть, мелкие ручейки сопротивления, которые сегодня есть в Армении в конце концов, вольются в единую “реку прямой демократии”, когда граждане возьмут решение вопроса выборов в свои руки и решат этот вопрос не руками у урн, а ногами на улице. Та же борьба против принятия поправок в закон “О языке”, борьба вокруг защиты культурного наследия Армении, к примеру, летнего кинотеатра “Москва” –  это первые ростки прямой демократии в Армении, когда граждане начинают верить, что они своими малыми силами могут влиять на решения, касающихся их. То есть, нам не нужно изобретать велосипед, надо просто оглядываться вокруг себя и перенимать опыт у других. 

Как системный аналитик, считаете ли Вы социальные сети, в которых, кстати, весьма активен “Сардарапат”, одним из важнейших ресурсов прямой демократии?

Я скорее охарактеризую их как социальные медиа, получившие в последнее время большое распространение. И социальные медиа или сети являются новейшей ступенью эволюции СМИ. Опять-таки возвращаясь к Арабской весне, отмечу, что именно социальные медиа сыграли решающую роль в этих революциях, способствуя консолидации людей. Власти Египта, правда, сделали попытку свести их влияние к нулю, закрыв доступ к интернету, но не смогли продержать этот запрет более 5 дней и вновь открыли к нему доступ. Это новая, пока неисследованная область новых форм политической борьбы…

Вы недавно возвратились из США. Какой видится внутриполитическая ситуация в Армении глазами наших соотечественников и представителей властей?

В США у нас были встречи и с американцами, и с представителями разных ветвей армянской диаспоры. Имел место довольно интересный диалог и для наших соотечественников сам факт существования в Армении столь радикального движения, каким является “Сардарапат” стал довольно большой неожиданностью. В частности, их изумило наше стремление к системным изменениям, а не просто к смене власти в Армении. Стремление к смене власти стало общепринятым требованием в Армении, а что мы хотим этим добиться, к чему это приведет эти вопросы волнуют людей. В этом смысле, мы видим способ осуществления системных изменений посредством активизации всей армянской нации, а не только армян Армении. Мы находимся на такой глубокой точке социально-политической ямы, что только формами представительской демократии нам не выйти оттуда. Для выхода из создавшегося положения нам нужна политическая  активность широких кругов армянства.

Мы видели к чему привела активность масс царскую Россию в 1917-м. Вы не опасаетесь повторения подобного сценария в малом масштабе в Армении?

Это разные эпохи и разные сущности. В Армении нет этнических делений и противоречий. Россия той эпохи и сегодняшняя Армения и армянство отличаются и по уровню образования населения. Мы по этому показателю находимся в числе 50 самых развитых стран мира, у нас проблема совершенно в другом. За последние 20 лет в Армении появилась искусственная поляризация между богатыми и бедными, когда все национальное богатство страны оказалось в руках менее 5% населения. Как результат мы получили ту маловразумительную экономическую систему, которую имеем сегодня. Наши проблемы заключаются лишь в наличии всего нашего национального достояния в руках 40 семей. Таким образом, Армения не может оказаться в центре мощных социальных катаклизмов. И если мы осознаем, что в Армении нет никаких предпосылок и условий для гражданской войны, то у нас исчезнет и страх перед глобальной перетряской системы управления. Сегодня я вижу лишь криминальную систему управления, в верхушке пирамиды которой включено очень малое число людей. Я не вижу предпосылок для широкого разделения нашего населения по социальным или этническим критериям, у нас просто нет таких социальных классов и этнических групп, которые могли бы привести к такой антагонистической классовой или этнической борьбе.

Поспособствует ли диалог между АНК и властями снижению градуса внутриполитического напряжения в республике? Или же власти и Конгресс просто в очередной раз решат собственные проблемы?

Для меня вообще не ясно о чем и между кем идет этот диалог. Не ясно, чего мы хотим этим добиться, какие цели преследуем. Оппозицией было объявлено, что диалог будет идти лишь о внеочередных выборах. Я не могу понять, как может идти диалог о внеочередных или очередных выборах, когда еще не разрешен вопрос о виновниках трагедии 1 марта 2008 года, когда никто из них так и не понес наказания. За три года ни один из них не был осужден за пролитую кровь, наоборот, за политические взгляды были осуждены лишь оппозиционеры, которые лишь недавно были освобождены. Поэтому сегодня говорить о выборах либо наивно, либо безответственно. 

Предположим, что запланированные Вами системные изменения произойдут. Есть ли у Армении, у всей армянской нации потенциал для развития общества, экономики, всей  страны?

Говоря об Армении, мы, прежде всего, говорим об управлении двухмиллионной страной-городом в мире, где живет 7 миллиардов людей и в котором тысячи армян-управленцев управляют огромными социальными объектами. При этом, я говорю не только о старой, но и новой армянской диаспоре, то есть людях уехавших из Армении за последние 20 лет и достигших огромных успехов в самых различных областях, об их возможностях. Так не найдется ли в мире три-четыре сотни армян, которые смогли бы создать качественное управление для нашей маленькой Армении. Курды всего мира каждый день, просыпаясь, знают, что они должны обязательно создать свое государство и это государство у них обязательно будет, несмотря на то, что сегодня его все еще нет. Я уверен, что когда  армяне Армянского мира осознают, что, то, что у них, якобы, уже есть государство это всего лишь фикция, им, несомненно, удастся его создать по-настоящему. Иначе говоря, я связываю будущее Армении и с пробуждением политического сознания всего армянства. Это сознание начало себя проявлять уже в 18 веке, и мы сейчас видим очередной этап пробуждения армянской политической мысли.

Что мешает нашим властям использовать этот потенциал уже сегодня?

Я не вижу сегодня властей Армении, вижу лишь временную администрацию, назначенную извне. И в повестке дня этой администрации не существует вопросов, возникающих изнутри Армении и армянства. Откуда вообще, появился, к примеру, тот же вопрос об иноязычных школах. У нас нет этой проблемы, нет предпосылок для ее решения. В Армении есть лишь вопрос и необходимость повышения качества образования и армянский язык не виновен, что качество образования неудовлетворительное. Но наши вопросы, вопросы общества, не получают никакого отклика у администрации. Эта администрация четко знает лишь одно, что она назначается, а не избирается. Соответственно, она четко выполняет все предписания, которые ей диктуют хозяева, будучи неспособной, по своей сути, решать вопросы и проблемы волнующие ее собственный народ. 

Частью этой администрации являются участники карабахской войны

Клетки этой администрации, защищавшие нашу страну и воевавшие за нее в свое время, сейчас поражены социальной гангреной, отравляя и подвергая опасности весь организм. Думаю, что это уже предельно ясно не только мне, но и всему армянскому обществу.

Related posts

Leave a Comment